Депутат и людоеды


анекдоты о депутатах

Депутат и людоеды

«Сатирикон», 1908 год. Анекдоты политические

Либерал у зеркала, русский гражданин, вежливый жандарм, думский хищник




анекдоты политические

Либерал у зеркала
(Из ненаписанных песен Беранже)
Долой прогнивший, затхлый мрак!
Лишь новые порядки,
При коих счастлив будет всяк...
Не те, не те... –  молчи, дурак!..
Не те даешь перчатки!..

- Мы, господа, имеем честь
Быть центром возрожденья!
Корабль народный к солнцу весть...
(Иван, цилиндр!) – тут, право, есть
И честь, и наслажденье!

На этом кончу я. Итак,
Ура! – Да канут в Лету
Прогнивший строй, прогнивший мрак!..
Пальто! Не то!.. – молчи, дурак! –
Вели подать карету!



анекдоты политические
Русский гражданин
1905 год и 1908 год. Почувствуйте разницу!




анекдоты про полицию
Простите...
- Простите за беспокойство, - сказал полицейский агент, входя с нарядом городовых в неприкосновенное жилище неприкосновенной личности.
- Простите мое любопытство, - деликатно обратился к таинственному господину жандармский ротмистр, приступая к допросу.
- Извините, если я вас потревожу, - вежливо произнес городовой, поднимая с мостовой за
шиворот неизвестного субъекта и давая ему здоровенного тумака.
- Простите мне маленький каприз, - важно произнес тюремный смотритель, грациозно давая оплеуху смиренному арестанту и отправляя его в «холодную».
- Извините, что мало, - прошептал толстый господин, выходя из кабинета государственного мужа, с лысиной на голове и орденом на шее.


 История русской прессы
анекдоты политические
                  

анекдоты политические




                                              Кошмар
В Пермской губернии обнаружен ужасный случай людоедства: в селе Лыкошино Ксюнинской волости двое крестьян, вследствие хронической голодовки, поймали мальчика пастуха и съели (из газет)
анекдоты про депутатов
  
Прочитавши все газеты, депутат Листопадов как заснул в поезде, так и не просыпался до своей конечной станции, где решил провести все каникулы.
На станции он увидел группу мужиков, среди которых заметил нескольких избирателей.
Мужики встретили избранника с почетом, и даже поднесли деревянное блюдо, на котором стояла соль.
- Это что такое?- удивился октябрист.
- Хлеб-соль...
- Да где же хлеб-то?
- Хлеба нет. Последний каравай намедни ребятишкам стравили. Известно, отощали.
До села было недалеко, и избиратели, взваливши на плечи багаж избранника, пошли в сопровождении его самого пешком. По дороге депутат посвятил их во многое из своей думской работы.
- Поработали! Сыскные отделения, скажем – 87 штук разрешили новых  открыть. Ей Богу! Фельдшеру кронштадского госпиталя квартирные* позволили. Нахичеванскому училищу глухонемых музыкальные инструменты разрешили. Пусть их дудят! Нам что!
Мужики уныло слушали.

---
Связанный по рукам и ногам Листопадов лежат на полянке, щурясь от яркого света костра. Изредка к нему подходил кто-нибудь из мужичков, любовно ощупывал и говорил умиленно:
- Кормилец ты наш!
Листопадов сердито дрыгал ногой и кричал:
- Нет, вы съесть меня не имеете права! Я неприкосновенная личность!
- Миляга! Нешто мы беспонятные какие... Мы тебя с сольцėй, как следоваит.
- Черти! Да как вы смеете, а?
- Как ты есть наш избранник, то тощему брюху завсегда должен соответствовать.
Кто-то в темноте приторно умилялся до слез:
- Кормилец!
Видя, что мужики стоят на своем твердо, октябрист решил подъехать к ним с другой стороны.
- Братцы, ну какая с меня еда... Одна грусть! Человек я хотя пухлый, так это ежели рассудить, разве мясо – так, жир какой-то.
Кто-то всплакнул даже:
- Хорошо говорит парень! Недаром миром выбирали – прямо скажем, человека разговором в слезу вгонит. А только как мы со Святой недели убоины не видали, так где ж нам разбирать. Октябрист замолчал, но в голове его бродили тяжелые мысли.
---
- Черт знает, какая гадость! Ведь это скандал на всю Европу: где ж это видано, чтоб народ от октябристов сыт был?! Конечно, мужики, они темные, но если начнут лопать своих избранников, то что же тогда от народного представительства останется... Укрепили, нечего сказать!
Попробовал октябрист ещё забросить удочку:
- Ребята! Ну, скажем, вы съедите меня... Как же вы в Думе останетесь без депутата?
- А какой от него толк?.. Ежели штатский фершал в трубу задудит – от этого сыт не будешь.
- Опять же насчет кворума... И так он одним человеком держался, а ежели вы меня сожрете, то совсем кворума не будет.
Этот довод совсем не был понят.
Листопадов притих. Ему рисовалась картина, как товарищи по фракции, узнавши, что его съели, будут поражены, и как председатель предложит почтить память погибшего вставанием.
Листопадову очень хотелось есть, но он боялся заявить об этом. Сердобольные избиратели, конечно, захотят его накормить, а это ему было бы очень больно, потому что кроме него другой пищи не было.
Он неожиданно сжался, увидев, как мужик, который называл его кормильцем, вынул какие-то щипцы и приблизился к нему.
Мужик подошел, направил на него свет, щелкнул щипцами и тряся за плечо, сказал:
- Господин! Позвольте ваш билет.
Листопадов вздрогнул, вскочил с вагонной скамейки и, протягивая кондуктору билет, посмотрел на него благодарным взглядом.
Аркадий Аверченко

* Госслужащие обеспечивались казенными квартирами, или же получали доплату к жалованию на съем жилья



анекдоты про Думу

Думский хищник
- Ваше бюрократическое благородие, разрешите доклеваться до сердца!
- Трудно, милый! Грудь у меня бронирована...

анекдоты про Думу

 На башке у хищника Таврический дворец, в коем заседала Дума

Симпатичная картинка и неплохая идея. Остроумно. Но – ошибочки: во-первых, у древнегреческого Прометея орел клевал печень... она ведь имеет свойство восстанавливаться, так что хищник был обеспечен питанием.
Во-вторых, изображенный на картинке бюрократ – никак не «благородие», а превосходительство, или даже высоко-...

Но самое главное замечено верно: как ни пыталась Дума "доклеваться" - не получалось никак!.