понедельник, 10 мая 2021 г.

Честь женщины




Честь женщины

Костюм Ольги Десмонд или детектив вместо секса

Журнал "Сатирикон", 1908 год, №22



Забавный рассказик.  Однако кое-что непонятно... 
Упоминается некая Ольга Десмонд, у которой был какой-то необыкновенный костюм.... Что это такое?
 Для ясности помещаем здесь снимок Ольги. Коротко о ней: танцовщица германского происхождения, впервые представившая на русской сцене обнаженную натуру. У себя на родине представляла, и не раз. В России дала всего лишь один спектакль. Повторные выступления запретила цензура.  

«Сатирикон» удостоил её эпиграммы:
Ольга Десмонд

Блеснуть голым телом
В краю оголтелом
Она захотела.
Но зрелище тела
Так прессу задело,
Что брань – не за дело:
«И цветом де бело,
И мало дебело!»

Итак, рассказик:

***

   Пятый час дня. Солнце жжет вовсю. В садике у дачи статского советника Печенегова за некрашеным покосившимся столом сидят студент Идейкин  и его ученик Вася – юный отпрыск Печенегова с невероятными вихрами. Студент в черной блузе, с тужуркой-хаки поверх. Он бледен и уныл.

-Вася, прошу вас вникать. Задача очень простая. Пишите.
Вася берет грифель и приготовляется записывать.
- «В бассейн льется вода из четырех труб, по 15 ведер в минуту, и выливается из трех труб, по 18 ведер в минуту. Через...»
Вася фыркает.
- Хи-хи! Да что ж они, дураки, что ли?
- Что такое?
- Вливают, выливают. Какая чепуха! Кто так станет делать?
Идейкин сознает, что это действительно глупо, но ему необходимо охранить свой престиж. Он хмурится, надевает для чего-то очки и говорит:
- Прошу без философий. Задача такая, и ее надо решить.
- Не буду...
- Пишите: «Через сколько минут бассейн наполнится, если известно, что его высота равна...»
- Все равно не буду. Можете себе диктовать.
- - Вася, я не узнаю вас. Что за тон? Всю неделю вы вели себя безукоризненно. Пишите: «высота его равна пяти футам, а длина...»
- Я не буду писать.
- Идейкин вскакивает и краснеет.
- Вася!
Вася смотрит исподлобья и нетерпеливо теребит вихор.
- Вы заставляете меня прибегнуть к крутым мерам. Я... я...
- Вы не смеете!
- Что? Я не смею? Ах ты, негодный мальчишка! Я тебя на 3 часа наверху запру!
Вася блаженно улыбается, но тотчас делает зверское лицо.
- Не смеете за глупую задачу запирать! Не смеете! Я маме скажу!
Перспектива вмешать в дело Васину маму, дебелую особу, значительно шагнувшую за бальзаковский возраст, смущает Идейкина. Он смягчается.
- Гм... Целую неделю вы вели себя безукоризненно. Отлично. Оставим эту задачу. Возьмем другую. Пишите.
В глазах Васи разочарование и испуг. Он нервно сжимает грифель. Грифель ломается.
- Ну, успокойтесь, успокойтесь, мой дружок. Я пошутил. Возьмем другую задачу. Пишите: «Курьер, идущий со скоростью пять верст в час, вышел из Москвы в Петербург в 7 часов 45 минут утра. Через два часа за ним послан другой курьер, который проходит в час на полторы...»
Вася злобно швыряет обломок грифеля на землю.
-Еще большая чепуха! Хорошо курьер, нечего сказать! Пешедралом!.. А с поездом его не могли отправить?
-Без философии, прошу вас.
- Хочу философствовать!
- Пишите: «в час на полторы версты больше, чем первый...»
- Не буду! Не хочу! А запереть меня наверху вы не смеете! Не смеете!
Идейкин с деланным спокойствием закрывает задачник и говорит:
- Ах, вот что. Ну-с, извольте сию же минуту отправляться наверх. Сию же минуту, негодный мальчишка! Я тебе покажу, как я не смею!..
«Негодный мальчишка» с неожиданной покорностью, весело припрыгивая, бежит к дому и поднимается наверх по скрипучей лестнице. Идейкин идет за ним, чтобы запереть его в мансарде на ключ.

---
- Степан Андреевич? Вы? Куда вы?
Голос матроны через окно звучит слащавой игривостью.
- Нет, нет, что вы! Вы с ума сошли! Не подходите к окну! Нельзя!
Идейкину вовсе и в голову не приходило подойти к окну, однако он вежливо осведомился, почему нельзя...
- Нельзя, мой друг. Я лежу на кушетке... ну, как бы это сказать?.. гм... ну, понимаете?.. В костюме Ольги Десмонд...
- А...
У Идейкина вдруг начинают дрожать ноги и перехватывает горло.
- А вы хотели бы увидеть Ольгу Десмонд?.. Ха-ха...
Студент тяжело дышит.
- Ха-ха-ха... Но я на нее мало похожа. Она худа, как скелет... Уродина... У нее нет этой очаровательной округлости, которая только и красит женщину... Вы слышите меня?
- Слышу-с...
- Ах, но это великолепно! «Слышу-с». Это успокаивает меня...  Молодой человек, который говорит с «эс-ериками», совершенно безопасен. Он никогда не посмеет ворваться к женщине... в костюме Десмонд... даже если бы знал, что в доме никого нет... и дверь ея держится на слабом крючке...
Идейкин бросается в дом... На слабом крючке... А... а... Она узнает цену его «эс-ериков». А... но надо раньше запереть на ключ этого сорванца Ваську...  Тогда... О, тогда никто не помешает...

---
Идейкин быстро взбегает наверх. Вася не слышит его шагов. Он лежит на широком диване, на груде брошюр в пестрых обложках и, впившись глазами в страницу, яростно поглощает строку за строкой. На лице его написано неземное упоение...
Для Идейкина все становится ясно. Негодный мальчишка добыл новые выпуски Пинкертона и нарочно дерзил, чтобы попасть наверх и без помехи наслаждаться божественным чтением. Хитро, но какой эгоизм, какой эгоизм!.. Иметь новых Пинкертонов и не поделиться!.. Обладать источником блаженства – и не обмолвиться ни словом!..
Идейкин быстро запирает дверь на ключ изнутри и бросается на диван рядом с Васей. Что такое мадам Печенегова, хотя бы и в костюме Ольги Десмонд!.. В его руках неразрезанный новый выпуск Пинкертона... О, радость бытия, о, море восторга!
Вася кротко улыбается и – не отрываясь от книжки,  поощрительно треплет учителя по плечу.
Честь статского советника Печенегова  спасена. Среди подвигов великого Ната есть, может быть, более гениальные, но вряд ли найдется более достоверный. 
                                                                        
                                                                              Скиталец

Вот так выглядит костюм госпожи Десмонд без цензуры. 
Ничего, фигурка неплохая. 

И последнее:
Скиталец – псевдоним Степана Гавриловича Петрова (хорошего русского писателя, забытого ныне)