Ужасный конец и ужас без конца

чёрный юмор

Ужасный конец и ужас без конца

 "Сатирикон", 1909 год

Страшный доктор, роковая минута, последняя улыбка раздавленного, любовь тайного советника, Смерть у парикмахера


Визит доктора
чёрный юмор

чёрный юмор

Понятно без слов.


В роковую минуту
Как люди разных национальностей ведут себя в критических обстоятельствах

чёрный юмор

Немка: Сколько раз я тебе говорила, старый осел, чтобы ты не смел разбрасывать своих вещей, когда ложишься! Что же, прикажете и на прогулке за вами прибирать?!

---
чёрный юмор

- Скорее, скорее, давайте руку!
Немецкий барон (утопая): А вы дворянин?
- Нет.
Барон: В таком случае при всем желании я не могу дать вам руку.
---
чёрный юмор

Англичанин (пишет письмо): Любезный доктор! По независящим от меня обстоятельствам мне в желудок попало очень твердое постороннее тело, а именно рог носорога. Надеюсь, вы не откажете, зная мой слабый желудок, дать совет, что мне делать, чтобы переварить эту вещь?
---
чёрный юмор

Американец: Сударыня, имею честь просить вашу руку и сердце.
Американка: Позвольте! Ведь у меня есть муж!
Американец: Увы! Только сию минуту я насмерть раздавил его автомобилем.
---
чёрный юмор

Профессор немец: Так как нам известно, что скорость падения пропорциональна квадрату расстояния, то, по моим вычислениям, через 2 минуты 26 секунд мы будем на земле. Этого времени вполне достаточно,  чтобы ты, сын мой, убедился в том, как глубоко заблуждаются те люди, которые говорят, что страх дает крылья. 



чёрный юмор

Ужасы жизни
Дама (оборачиваясь на перерезанную трамваем):  Боже мой! Какой ужас... Несчастная! Ты обратил внимание, Поль, что шляпа у нее вышедшая из моды еще в прошлом сезоне?!

                                                                

чёрный юмор
Всё к лучшему
Вагоновожатый (смущенно): Простите, я вас, кажется, немного помял?!

Раздавленный: О, не беспокойтесь! Я всё равно шел топиться


Самая страшная история
О, их любовь была сильна!
Без пошлой лжи, без светской фальши.
Он был те-эс`ом*, а она
Была красивой генеральшей...
Её красой заворожен
Он позабыл про циркуляры
И всё, что делал – делал он
Для милой Клары, милой Клары.
 
Дабы не знать в любви препон
И быть одним у генеральши,
Сумел ея супругу он
Командировку дать подальше.
 
Пред генералом трепетал
Всяк, кто был дерзок и крамолен...
И был доволен генерал,
И был те-эс весьма доволен.
Сегодня, кончивши прием,
И сделав все распоряженья
Он будет к ней – она письмом
Ему прислала приглашенье.
 
В карете мягкой, по торцам,
Слегка качаясь на рессорах,
Он едет, преданный мечтам
О чудных ручках, милых взорах...
Он предвкушает аромат
Ея духов, куря сигару,
Он точно мальчик счастлив, рад,
А кучер гонит, гонит пару...
 
Но кто там, бледный, на углу
Стоит, прижавшись к серой стенке?
Те-эс припал лицом к стеклу
Дрожат, дрожат его коленки...
 
Ах, нет сомненья! Смерть близка!
Прощай навеки, Клара, Клара!
Занесена его рука
Для беспощадного удара!
Те-эс отпрянул в уголок –
Он видит смерть, он видит муку...
А тот -  в карман засунул руку
И вынул... носовой платок.
                                    Потемкин
 
*тайным советником

Высочайшее самомнение
Новоиспеченный коммерции советник: Поезжай скорей, а то, чего доброго, анархисты меня ухлопают!

И напоследок - изящное стихотворение замечательного поэта (к сожалению, ныне забытого)

Смерть у парикмахера
чёрный юмор

Смерть перед зеркалом сидит...
Надет парик, прическа взбита.
Под маской розовою скрыта
Ее усмешка костяная.

      Смерть перед зеркалом сидит
       И, одобрительно кивая,
      За парикмахером следит.
      Сухой, плешивый старичок
      Вертит и щелкает щипцами...
      К такой приятной «редкой даме»
      Он преисполнился вниманья
     И, прилагая всё старанье,
     Лелеет каждый волосок.

          Бьют полночь хриплые часы –
         Желанный миг для привидений.
         Мигает газ и пляшут тени.
         Бью полночь хриплые часы.
         На смерти платье, как весна –
         Воздушность кружев, лент и складок,
         Мир соблазнительных догадок.
         Смерть – обольстительная фея.
         Глубоким небом, солнцем вея,
         Благоуханна и нежна.

                Смерть нарядилась в маскарад.
                Пора... ждет легкая карета.
                Там, в блеске люстры и паркета
                Мелькнет, как сон; царицей бала
               Смерть нарядилась в маскарад.
               Кто ты, кому на дно бокала
               Она прольет свой тонкий яд?
                 Александр Рославлев